О. В. Сафронов. Уклад Новой России

Нынешние попытки возродить село страдают одним существенным недостатком и потому малоэффективны — в них отсутствует концепция жизни. Деревня в прошлом – это прежде всего наработанный веками уклад, при котором сама жизнь деревенского жителя строилась на основе того быта и той технологи жизни, которые были ему свойственны, естественны и передавались от отца к сыну, из поколения в поколение. Уклад всегда приспособлен, прилажен к особенностям данного места, является его естественным выражением и отражает обретенное человеком искусство жизни в этих конкретных условиях.

После революции 17 года в стране начался масштабный эксперимент по созданию новой модели жизни и для этого безжалостно рушились все основные устои старой деревни. Создавались колхозы и совхозы со своей концепцией жизни на селе, со своими факторами и средствами, видоизменившими облик деревни, внедрившими новые и неведомые ей доселе явления: бескрайние, уходящие в горизонт и подверженные непрестанной эрозии пахотные поля, гигантские МТС, необъятные курганы навоза вдоль рек, объявленного «вредным элементом» сельского хозяйства. А самое главное, директивное руководство сверху рушило и в корне подрывало те навыки и вековые традиции земледельца, на которых выживала старая русская деревня. Наиболее глубокие и укрепившиеся корни рвались по живому раскулачиванием, продразверсткой, повальной коллективизацией.

В последующий период становления советского сельского хозяйства и сложился тот облик (внутренний и внешний) современной деревни, что досталась нам в наследство от эпохи колхозно-совхозного строительства.

Но вот с началом Перестройки в одночастье закончилась жизнь прежняя и началась новая. Активную «фермеризацию» и «капитализацию» сельского хозяйства той поры можно охарактеризовать как сложную смесь надежд и разочарований, вскоре последовавших за первыми попытками возродить деревню. Теперь, по прошествии почти уже 20 лет можно с уверенностью сказать, что фермерские хозяйства в том, первоначальном виде не прижились – выдюжили единицы, остальные почили в Бозе. Капитализация, все больше принимающая формы масштабного агробизнеса, приносит успехи в отдельных местах при точечной стимуляции заинтересованных в ее развитии предпринимателей. Да скудные «прорывные» результаты экспериментаторов-одиночек, которыми всегда славилась Россия, — вот небогатый итог успехов на земле, занимающей шестую часть суши планеты. Результат более чем скромный.

Однако у каждой проблемы всегда есть свои причины. Если мы сравним две модели деревенской жизни: до революции 17 и теперешней, то бросится в глаза одна подробность, столь разительно отличающая эти две деревни. Подробность, или особенность эта – уклад, или образ жизни. Крестьянину было понятно, как жить на земле полноценно. Другое дело, что ему очень часто не давали так жить. Однако, оставляемый в покое, он всегда находил способ, как устроить, наладить свою жизнь на земле, чтобы она его кормила, обувала и одевала, давала возможность растить детей и продолжаться в поколениях. Так происходило в самых разных условиях: и в засушливой степи, и на неласковом Севере, где одним сельским хозяйством не выживешь, и потому приходилось еще «пускаться в промысла», в местные ли, в отхожие ли.

Но вот прошли десятилетия «директив», «обобществлений» и «укрупнений» и современный крестьянин в основном утратил, растерял свой целостный уклад, свое понимание всех основных процессов жизни. Его понятная и сберегаемая традицией цельность раздробилась на части: председатель руководит, агроном решает, тракторист пашет и сеет, и т.д. – произошла естественная дифференциация. Потом погода приведет к неурожаю, а Партия и Правительство спишут все твои долги. И крестьянин из ответственного хозяина-кормильца превращался в беспечного горемыку-пропойцу, которому все — трава не расти. В итоге весь уклад понятной и тонко подстроенной под окружающие условия жизни постепенно разрушился, вылущился из повседневности. Потому что то, чем и как живет современный крестьянин – это не уклад, а, скорее, пародия на образ жизни.

Если вслушаться в само слово «уклад», там слышится «у-клад» и «у-к-лад», само это слово о том, что возле «клада», а клад – то, что ведет, приближает к ладу. Вспомним пословицу «где лад, там и клад». В основе его – лад. Но где этот лад мы встретим теперь в деревне, в покосившейся, обезлюдевшей, исстрадавшейся? Незаладилась у нас жизнь на селе. А нет уклада, нет и жизни — только ее издержки.

Попытки исправить положение дел во многом обусловлены чисто экономическими задачами. Село давно уже понимается как сырьевой придаток к городу, перед ним одна задача – накормить город любой ценой. А там — трава не расти. И пока эта парадигма сильна, не приведут наши попытки к возрождению села. Потому что при таком подходе нарушается один из основных законов жизни – закон взаимосвязи всего живого.

Жизнь держится полнотой и процветанием всех своих элементов. И каждая жизненная форма берет всегда только от избытка другой. Процветающая жизнь всегда избыточна и этой избыточностью поддерживает окружающие формы. Но жизнь избыточна, только когда полноценна.

А может ли быть полноценной жизнь, если мы сосредоточиваемся только на какой-то одной ее стороне, предавая забвению все остальные?

Что есть жизнь человека? В ней множество граней. И радость бытия не в ее ли основе? И очевидно, что работа, пусть и важный и необходимый элемент уклада, не может быть самодостаточным фактором. Когда она — только средство для зарабатывания денег. Есть же такое понятие как радость созидательного труда, когда человек-труженик исполнен чувств возвышенных и прекрасных в процессе работы, когда работа уже больше чем работа, но сотворчество с самой жизнью, а жизнь отвечает ему плодотворным результатом.

Когда это уже не лямка и кабала повседневной повинности, но и сопричастность в своих усилиях бытию. Тем стоит сама жизнь – своей полнотой. И разве не наша задача – задача разумных сознательных существ – вернуть себе такое взаимодействие с жизнью?

Человек всегда учился у Природы, слушал ее подсказки, пытался повторить на свой манер то, что уже существует в ее процессах. Попробуем и в этом случае опереться на ее мудрые советы. С точки зрения Природы жизнь – это прежде всего полнота и разнообразие, а также взаимосвязь всех ее частей, другими словами единство. Все проявления жизненных форм опираются на это единство и поддерживаются им. Как только единство нарушается, нарушается равновесие, возникает кризис, противостояние, застой, смерть.

Человек утратил, забыл этот основной источник вдохновения жизни – радость бытия. Живой мир, развивающийся в гармонии и по законам жизни, опирается на эту основу – полноту чувств, отражающих его проявление. Человек же, создав свой искусственный мир, во многом построенный на основе косной материи, нарушил свою естественную природную связь с миром. И потерял источник. Развивая все более громоздкие и искусственные процессы жизнедеятельности, он все более отдаляется от этого источника полноты. Потому что никакие искусственные средства не могут заменить чистого и простого восторга от встречи с лесом, полем, закатом. Ощущение ласкового полуденного ветерка, пробежавшего по разгоряченному лицу, волшебных звуков весеннего ручейка. Именно эти простые и незатейливые, казалось бы, радости наполняют жизнь смыслом и вносят в нее то недостающее звено, без которого мы чахнем в городах и по которому тоскуем посреди трудовой рабочей недели, предвкушая встречу с настоящим во время очередной поездки на дачу, в лес, по грибы-ягоды. И не великое ли благо для человека, не особый ли дар Жизни наблюдать как взростают, зреют и плодоносят те малые зерна, что когда-то были твоей заботливой рукой брошены в землю!

Перед государством стоит теперь задача привлечь человека на землю, вернуть его на бескрайние заброшенные просторы полей и лесов. Чтобы усилия такого возвращения были действенными, необходим положительный, вдохновляющий образ, способный заинтересовать людей, вызвать у них отклик и готовность оставить насиженные места, привычные дела и пуститься в новое предприятие. Человек может полноценно вернуться на землю, только если у него будет возможность вернуться и построить такую жизнь, которая даст ему полноту и богатство всех граней его бытия: и материального, и психического, и духовного. Другими словами, если правильно сформулировать саму задачу возвращения человека на землю, половина дела будет сделана. Поскольку только качество цели может определить и качество жизни.

Некоторые моменты сельской жизни понятны и осознаваемы многими. Это чистый воздух, свежая вода, отсутствие скученности и плотности среды обитания. Но это еще и тишина и покой живой природы вокруг, ее полноценное изобильное проявление, и восторг от встречи с щебечущим, шелестящим, трудолюбивым миром диких ее обитателей. А если к этому добавить таинственные, почти волшебные вечера в тихой беседе на лавочке у калитки, или на берегу реки, медленно катящей свои темные воды в таинственную ночную даль, соловьиные трели в ночи, залитой волшебным светом луны, западающие в душу на всю жизнь первые слова признания в любви, и окрыляющие надежды от раздвинувшихся в этот миг горизонтов, мечты построить свое пространство мира и благополучия на родной земле, откуда не надо будет мучительно вырываться каждый понедельник в поисках средств к существованию, здоровые и веселые ребятишки, копошащиеся неподалеку в траве, вбирающие каждой клеточкой своих крепких тел целебную силу окружающего живого мира – это ли не образ, желанный и понятный многим, хотя может быть и не часто высказываемый вслух.

Разве мало в нем заложено, чтобы вдохновить и повести за собой? Разве не откликнутся сердца многих, появись перед ними такая возможность, возможность поострить жизнь на земле в полноте и благополучии? Тем более что достижения современной науки и техники позволяют без особых проблем наладить полноценную и комфортную жизнь в самых удаленных уголках наших необъятных и бескрайних просторов. Возможности современных коммуникаций, работа по Интернету (для тех, кого манят иные горизонты, дистанционное обучение, концепция семейного образования – все это позволяет спокойно и без надрыва совершить такое переселение. Только поставь мы перед собою подобную цель и возьмись сообща к ней стремиться, перестав поддерживать вал искусственных процессов, все более усложняющих и удорожающих нашу городскую жизнь, практически тут же отбирающую на ненужное и бессмысленное все, что мы заработали и добыли.

Если мы немного изменим акценты – не урожаи и удои, а точнее, не только и не столько они (хотя они безусловно важны и необходимы), а полнота чувств жизни, создаваемой в гармонии и радости, если мы добавим еще и это к поиску решений, тогда и сами решения могут измениться, преобразиться. Если ставя перед собой задачу возрождения села, сбережения молодежи мощным потоком утекающей в город, мы включим в свой проект элементы гармонии, цельности, красоты и радости, они обогатят и по иному окрасят все наши усилия. Если кроме выгоды мы будем помнить и о полноте чувств и ощущений для себя и тех, кого призываем на землю, причем полноте именно на ней, на земле-матушке, а не на далеких канарах и анталиях, принципиально изменится и сам подход к проблеме.

Во всем мире люди прилагают усилия в этом направлении, активно формируют образ Новой Земли. Эти усилия, в частности, привели к возникновению движения по созданию экопоселений, организованных на принципах взаимодействия и сотрудничества с окружающей средой. Мировая практика показывает, что подобных начинаний насчитывается уже десятки тысяч. Люди сообща в самых разных уголках планеты ищут новых решений, новых путей в жизни за пределами мегаполисов, на земле, и направляют мысль на альтернативные источники жизнеобеспечения, разрабатывают и применяют щадящие агротехнологии и природные материалы в экостроительстве, создают замкнутые циклы в своих хозяйствах, стремятся предельно ослабить негативное воздействие на среду своего обитания.

В нашей стране такой образ приобрел форму Движения по созданию родовых поместий. Вкратце его суть. Нам очевидно, что необходимо создать новый и полноценный уклад жизни на земле. То есть такой уклад, который позволит человеку, семье организовать хозяйство, быт и само пространство так, чтобы иметь необходимые средства для жизни в достатке, благополучии и радости. Чтобы не было нужды рваться на части между жизнью и работой, разделенными нередко многими километрами и часами утомительной дороги. Чтобы семьи не распадались от тягот и неустроенности, но жили в любви и согласии. Чтобы женщина, ждущая ребенка, могла находиться в наиболее благоприятных и полезных условиях, дышать чистым воздухом, есть натуральные фрукты и овощи, пить свежую живую воду земли, жить в гармоничном пространстве своего поместья, где каждая травинка ее знает и помогает ей сформировать здорового и сильного малыша. Чтобы дети, задуманные и рожденные в естественных, гармоничных условиях, росли и развивались полноценно. Чтобы обитатели поместий, питались натуральной неискусственной и полезной пищей, выращиваемой в экологически чистых условиях, а избытком своих продуктов могли поделиться с городом. Чтобы подрастающие поколения росли и учились на примере своих родителей, легко перенимая и подхватывая основные навыки жизни, построенной на ладной основе. Чтобы люди своей хозяйственной деятельностью не губили природу, но напротив, применяя правильные технологии способствовали сбережению и восстановлению окружающей среды.

Замечательный русский агроном рубежа XIX – XX веков И.Е. Овсинский утверждал, что правильная агротехника должна не только не снижать плодородие почвы, но напротив, его увеличивать. Именно так он и хозяйствовал, получая высокие урожаи в самых неблагоприятных условиях. Однако труды и методы его были забыты более чем на сто лет. Или вот мульча. Еще в 30-е годы XX каждый школьник на селе знал, что это такое. А теперь о ней осведомлены в лучшем случае специалисты-агрономы, да и то теоретически, а широко использовать и вовсе не умеют. Мы проходим мимо многих удивительных сокровищ жизни, ждущих своего применения.

Каким же быть такому родовому поместью по размерам? Очевидно, что на 6 сотках уклада не создать, не хватит для этого и 15, и 30 соток. Вместе с тем традиционное фермерское с/х, ведущееся на десятках и сотнях га – это тоже вариант далеко не для всех – это уже процессы иного масштаба, скорее производственного, требующего дорогостоящей техники и особых технологий. Наша же задача создать уклад самодостаточный и вместе с тем относительно необременительный, во многом самоподдерживающийся, то есть необходимо применить такие методы и подходы, которые постепенно сократят лишние усилия человека, уберут их искусственную избыточность. И вновь мы можем положиться на мудрые советы Природы, в которой все просто и естественно. Без сложной агротехники и удобрений на вырубке или после лесного пожара встают могучие леса, даже на самых бедных почвах – Природа самодостаточна в своих усилиях. Если обратиться к имеющемуся опыту энтузиастов- экспериментаторов, то оказывается, что при правильной организации хозяйства человеку под силу, без регулярного привлечения специальной техники, обустроить и обрабатывать вручную площадь до 2-3 га. Будем в своих рассуждениях ориентироваться на этот масштаб.

Стало уже общепризнанной истиной, что с окружающей природой надо не воевать, не конфликтовать, а дружить и сотрудничать. Появилась концепция устойчивых сообществ: почвенных, растительных, животных. В обиход вошло такое понятие как агробиоценоз, то есть устойчивое сообщество диких и культурных обитателей. Возникли такие понятия как адаптивно-ландшафтное, восстановительное и созидательное земледелие, пермакультура. Вот уже и в Минсельхозе принято решение о внедрении минимальной и нулевой обработки почвы, о поддержке и развитии новых технологий, об обучении им молодых агрономов. Другими словами, мы начинаем постепенно от эксплуатации земельных и природных ресурсов эволюционировать к сотрудничеству и взаимодействию с ними. А это значит, начинаем воспринимать саму среду, в которой хозяйствуем, уже как партнера, интересы которого должны учитывать, строить свои отношения с ней на взаимовыгодной основе. И последствия этих отношений начинают нас все сильнее волновать. Мы все больше понимаем, что беспокоясь не только о собственной выгоде, но и о благополучии той среды, в которой трудимся и живем, мы поддерживаем свое благополучие, приумножаем (а не губим) собственное достояние. Тем самым мы уже отчасти приобщаемся к закону благополучия целого: когда целое благополучно и процветает, то благополучны и процветают все элементы целого.

И потому, создавая полноценный жизнеспособный уклад, мы просто обязаны в пространство создаваемого поместья включить часть дикой природы, окружив его живой изгородью из разнообразных кустов и деревьев, отведя часть территории под посадки этих диких и культурных многолетников. Какую-то площадь займет сад. Разумно сочетая травы, кусты и деревья мы создадим каркас будущего природного сообщества. Он позволит восстановиться многообразию природных обитателей, характерных для естественных биоценозов окружающей дикой природы. Умелое сочетание посадок диких и культурных растений позволит свести к минимуму усилия по уходу за ними. Например, правильно подобрав растения с глубоко-, средне- и поверхностнокорневой системой и сажая их вместе, можно практически перестать беспокоиться о поливе и рыхлении подобных посадок (многолетние опыты последователей пермакультуры и созидательного земледелия свидетельствуют о том, что это возможно). Применение ручной плоскорезной техники и технологий восстановительного земледелия позволяет семье из 2-3 человек без особого напряжения обрабатывать вручную до 1 га земли. Многочисленные тому примеры есть (в частности известный изобретатель плоскореза Фокин, утверждал, что он с женой одно время обрабатывал поле в 1 га только с помощью своего плоскореза).

Часть пространства отводим под пасеку. Пчелы – важный элемент создаваемой экосистемы и мощный стабилизирующий ее фактор. Лесникам хорошо известна заповедь: тот лес благополучен, в котором обитают пчелы. Они и опылители, и производители высокорентабельной продукции пчеловодства, и фактор воспитания, поскольку являют человеку наглядный пример взаимовыгодного бесконфликтного сотрудничества с окружающей природой.

Таким образом, семье под силу обслуживать свое поместье без привлечения тяжелой техники, прибегая, возможно, к ней только на начальном этапе обустройства: прорыть трактором борозду под посадки живой изгороди, выкопать с помощью экскаватора пруд, террасировать склон, использовать для пересадки взрослых деревьев и т.д. Предварительный экономический расчет показывает, что размер участка 0,5- 1 га (а с учетом древесно-кустарниковых насаждений до 1,5-3 га) вполне достаточен не только для обеспечения семьи всем необходимым продовольствием, но и позволяет, при реализации излишков, иметь устойчивый источник доходов.

При желании участники проекта могут еще возрождать народные навыки и ремесла, иные забытые технологии, позволяющие сделать жизнь поместья во многом независимой и самодостаточной.

В мире существует уже немало примеров создания устойчивых агробиоценозов в хозяйствах и одиночек-экспериментаторов, и коллективов единомышленников, построивших свои отношения, в том числе и хозяйственные, на гармоничной и взаимовыгодной основе с окружающей живой природой, «вписавших» в нее свои усилия.

Это перспективное, плодотворное направление. Оно дает человеку на селе надежду и новые цели, возможности. Так отчего же не попробовать и нам добавить свой опыт в копилку мудрых человеческих достижений, за которые поблагодарят нас наши дети и внуки, поблагодарят за то, что мы начали прилагать усилия по сохранению и возрождению полноценной и созидательной жизни на земле, что мы оставили им в наследство не мертвую, изнуренную, истощенную до предела среду, но гармоничное, полнокровное, богатое урожаем и изобилием пространство, населенное жизнеспособными, здоровыми и радостными обитателями, пространство гармонии, благополучия и любви.

О. В. Сафронов

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.